Главная

Редакция

Реклама в газете

Подписка

» » К 55 - летию Магаданской области «Колымский лед»: север после дальстроя
Тема номера

 
ДУХОВНУЮ СИЛУ СВЯТИТЕЛЯ УНАСЛЕДОВАЛИ ПОКОЛЕНИЯ СЕВЕРЯН...
 
19 сентября в Магадан были принесены честные мощи святителя Иннокентия Московского, Апостола Дальнего Востока и Сибири и Америки. Мощи в Колымскую столицу доставил епископ Якутский и Ленский Роман. В аэропорту владыку Романа и сопровождаемую им святыню встретил епископ Магаданский и Синегорский Иоанн.
 
Рубрикатор
 

   Наш город

   Политика. Власть

   Городское хозяйство

   Культура. Искусство

   Образование. Наука

   История. Память

   Правопорядок

   Однако. Резонанс

   Актуально

   Лица города

   Событие недели

   Общество

   Новости города

   Духовное поле

 
 
Газетный архив
 
 
«    Декабрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 
 
 
Сентябрь 2015 (101)
Август 2015 (86)
Июль 2015 (94)
Июнь 2015 (62)
Май 2015 (96)
Апрель 2015 (141)
 
Читаемые
материалы
 
 
 
 
Ваше мнение
 
 
Как вы считаете, какова главная задача школьного образования?



 
 
 
 
 
 

Паспорт РФ - как и где получить, какие документы собирать на паспорт РФ
10-02-2015, 15:34
Многие граждане СНГ мечтают получить паспорт гражданина Российской Федерации.

Не пытайтесь купить паспорт гражданина РФ - лучше получить его легально!
15-01-2015, 01:44
Получить гражданство Российской Федерации быстро, легально, по упрощённой схеме — это мечта сотен и даже десятков тысяч граждан постсоветского пространства, проживающих теперь в странах Содружества Независимых Государств

Интересная информация о паспорте
10-01-2015, 07:24
Мы оказываем услуги по содействию в оформлении документов ( в частности следующих документов: паспорт гражданина РФ, загранпаспорт, СНИЛС, водительское и др. документов) в кротчайшие сроки

читать все материалы
 
 
 
 

История. Память

 

К 55 - летию Магаданской области «Колымский лед»: север после дальстроя

 
 
Дата публикации: 6-11-2008, 15:35

Материалы по теме

  • РАССЕКРЕЧЕНЫ НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ
  • ПЕРВЫЙ ДИРЕКТОР «ДАЛЬСТРОЯ»
  • ПЕРВЫЙ ДИРЕКТОР «ДАЛЬСТРОЯ»
  • ТЕРРИТОРИЯ ОСОБОГО НАЗНАЧЕНИЯ
  • ТАЙНА «ЖЕЛТОГО ПОРТФЕЛЯ» ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ ЭДУАРДА БЕРЗИНА
  •    

    Э. П. Берзин. Первым директором Дальстроя был Эдуард Петрович Берзин (1893-1938). Берзин с пятилетнего возраста жил на окраине Риги. В 1910 г. уехал в Германию, где окончил Берлинское королевское художественное училище. Вернулся в Латвию, откуда был призван на военную службу. Участвовал в боях на фронтах Первой мировой войны, награжден Георгиевским крестом 4-й степени и серебряной нагрудной медалью на Станиславской ленте с надписью «За усердие». После Октябрьской революции участвовал в формировании 1-го легкого артиллерийского дивизиона Латышской стрелковой советской дивизии, а затем был назначен его командиром. Летом 1918 г. сыграл решающую роль в подавлении левоэсеровского мятежа в Москве и разоблачении заговора Локкарта. В ноябре 1918 г. вступает в партию.

    После Гражданской войны служил в штабе Армии, был сотрудником ИККИ и спецотдела ВЧК-ОГПУ. В 1927 г. Э. П. Берзин внес предложение в ВСНХ СССР о строительстве Вишерского целлюлозно-бумажного комбината на Урале, руководство которым было ему поручено. В 1929 г. выезжал в Германию и в США для закупки оборудования. Вишерский комбинат был построен за 18 месяцев в суровых климатических условиях, буквально на пустом месте. Это был промышленный гигант, который стал выпускать пятьдесят процентов всей бумаги высшего сорта, производившейся в Союзе. 14 ноября 1931 г. Э. П. Берзин был назначен директором Дальстроя. Руководство трестом он совмещал с должностями уполномоченного коллегии ОГПУ (НКВД) СССР, Далькрайкома ВКП(б), Далькрайисполкома и начальника Нагаево-Магаданского гарнизона Охотско-Колымского района, короче, входил во все местные органы управления.
    Опорным пунктом Дальстроя стала бухта Нагаева: сюда 4 февраля 1932 г. прибыло руководство Дальстроя во главе с Э. П. Берзиным. Постепенно здесь возникал новый поселок – Магадан. Выступая 7 марта 1935 г. на втором пленуме правления Союза советских писателей, Максим Горький призвал советских литераторов более глубоко и всесторонне писать о том, что делается на Колыме, как строится Магадан. По данным Всесоюзной переписи населения 1939 г., здесь проживало тогда более 27 тыс. человек. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 14 июля 1939 г. Магадан был преобразован в город.
    Во многом заслуга Э. П. Берзина в том, что он пытался сделать Дальстрой мощным современным производством: здесь широко использовали импортную технику – бульдозеры с тракторами «Катерпиллер», погрузочные машины «Эймко», эскаваторы, бурозаправочные станки, буровые станки, передвижные компрессоры, трубы, драги, дизель-генераторные электростанции. Специалисты Дальстроя направлялись в зарубежные поездки за опытом. Сам Берзин не раз посещал строительство Беломорско-Балтийского канала. Управленцы треста обменивались опытом, знали, какие методы, нововведения используются в горнодобывающей отрасли.
    Численность руководящих кадров постоянно росла. В 1935 г. в Дирекции Дальстроя работали 118 чел., в 1936 г. – 181, в 1937-м – 216 чел. Особенностью дальстроевских кадров первоначально являлось то, что многие руководители были беспартийными: например, Эрнест Оттович Лапин, прибывший в 1932 г. на должность начальника Управления морского транспорта, или Ян Янович Пуллериц, в декабре 1931 г. занявший должность начальника Санитарного управления, или Лев Маркович Эпштейн, в феврале 1932 г. возглавивший плановый финансовый сектор Дальстроя. Характерным было и то, что управленцы Дальстроя представляли различные национальности. Преобладали выходцы из Прибалтики (сыграли свою роль широкие личные связи Э. П. Берзина с земляками), русские, евреи, а также украинцы и грузины. Главный руководитель, Э. П. Берзин, обладал революционным мышлением, и его соратники, которых он приглашал на Колыму, были людьми своего времени. Окружение он подбирал компетентное, все имели хорошие организаторские способности. Вместе с директором нового треста на Колыму прибыли те, кто вместе с ним руководил Вишерским строительством. Среди них Р. И. Васьков, назначенный начальником Управления Севвостлага, на Вишере также руководивший Управлением лагерей. Другой важной фигурой в управлении Дальстроя стал также работавший с Э. П. Берзиным на Вишере 3. А. Алмазов: он возглавил московское представительство Дальстроя и замещал директора, когда тот отлучался с Колымы для решения вопросов, касавшихся деятельности треста. На местах разрешалась инициатива – не в плане самодеятельности, а хозяйственной предприимчивости.
    А. И. Широков, автор исследования о Дальстрое в первое десятилетие его деятельности, отмечает: «Если мы посмотрим на содержание процесса колонизации Дальстроя, то первый период выпадает по смысловому содержанию деятельности элиты и по характеристикам – элиты то же самое. Для берзиновского периода характерен меньший бюрократизм. Задача была какая? Они приехали на пустое место. Они приехали штурмовать Север. Откуда вот эта гордость, когда Берзин говорил, что мы добываем золота сейчас больше, чем Калифорния. И в этом смысле определенный революционный характер – он может оценен быть и внешне, при оценке их деятельности, и внутренне они себя так чувствовали».
    Колыма в один миг стала большой стройкой. Следует отметить, что Э. П. Берзин был главным во всех вопросах, даже несмотря на партийные мероприятия – чистки, где зачастую ему приходилось выслушивать много острой критики в свой адрес. Но как человек с огромным партийным и управленческим опытом он хорошо понимал, что в первую очередь нужно руководству страны. Э. П. Берзин был первоклассным организатором, имел команду единомышленников и свое видение дальнейшего развития территории. Э. П. Берзин представляется компетентным руководителем, вникающим во многие детали горной добычи, в геологоразведку и эксплуатацию золотых приисков. Он же подготовил к началу работы и оловянные прииски, и в 1937 г. они вступили в действие еще при нем. К 1937 г. колымский край стал крупным индустриальным районом. Сумма финансирования, испрашиваемая Дальстроем на 1937 г., равнялась сумме средств, полученных Дальстроем за пять лет. Другими словами, каждый год все средства, отпущенные Дальстрою, полностью использовались, каждый год финансирование увеличивалось, каждый год планы по добыче золота перевыполнялись. В 1932-г. было получено 0,5 тонны химически чистого металла, в 1933-г. – 0,8 т, в 1934-г. – 5,5 т, в 1935-г. – 14,5 т, в 1936 г. – 33,3 т, в 1937г. – 51,4 т.
    Результаты деятельности руководителей Дальстроя в 1930‑х годах были впечатляющими. Уже в 1936 г. у них были все основания говорить, что «первоначальный период освоения Колымы закончен и что район вступает в новый период своего развития». Основными проблемами, сдерживавшими развитие края, Берзин считал проблему кадров и неразвитость транспортной системы.
    В 1937 г. в Дальстрое провели большую работу по подготовке «Генерального плана развития народного хозяйства Колымской области на 1938-1947 гг.». Анализ документов генерального плана позволяет выделить главные направления развития. Прежде всего Э. П. Берзин как профессионал должен был заботиться о результатах управления, то есть о государственном интересе от проекта Дальстроя. Главной задачей являлось увеличение добычи металла. Берзин понимал, что в интересах хозяйственной целесообразности район должен быть расширен преимущественно к западу, а затем к северо-востоку, «хозяйственно-единая территория должна охватить большее пространство».
    Планируя долгосрочное развитие, директор предвидел и один из труднейших вопросов освоения Колымы – кадровый. «Общая потребность в рабочей силе возрастает с 107,3 тыс. чел. в 1938 г. до 189,3 тыс. чел. в 1942 г. и 234,9 тыс. чел. в 1947 г.», – писал он. Основную ставку Берзин делал на вольнонаемное население. «К 1947 г. мы должны прийти со 100 % вольнонаемной рабочей силой», – отмечалось в генеральном плане.
    Берзин видел перспективы края и сам край считал не только сырьевым. Здесь планировалось развивать, помимо добычи металлов, местную промышленность, рыбную отрасль, обрабатывающие направления. Человек он был не стереотипно мыслящий и потому Колыму представлял равноправным советским регионом. Для него все было просто: лагерники переходят в колонисты, от вербовки на три года – к постоянной работе на Колыме. Он считал, что, создавая оседлые кадры, следует и проектировать соответствующий рост семейности. Колыма бессемейна: лагерники и вербованные, как правило, одиночки. Берзин же видел Колыму «материковой», он хотел, чтобы здесь жили так же, как и на материке. Проблема, как он мыслил, заключалась в удаленности края, сложной транспортной схеме доставки грузов и перемещения людей. В генеральном плане отмечалось: «При всей быстроте освоения Колымы нельзя рассчитывать на то, что семейность сравняется с «материковой». Условия жизни будут все же отставать от «материковых». Лишь после 1947 г. область будет прочно связана с «материком» быстрым надежным и круглогодичным железнодорожным сообщением». Наряду с переносом центра Колымы из Магадана в Таскан, строительство железной дороги на Колыму было одной из его главных идей.
    Трудно сказать, как именно повлияла концепция развития Колымы Э. П. Берзина на его арест и расстрел, но очевидно то, что Сталин представлял будущее Дальстроя иначе. В 1941 г., уже при новом начальнике Дальстроя И. Ф. Никишове, Управление «Колымапроект» Дальстроя подготовило документ, подобный «Генеральному плану Берзина»: он назывался «Основные положения развития народного хозяйства и транспортных связей системы Дальстроя НКВД СССР в перспективном периоде (1942-1947 гг.)».
    (Продолжение следует, начало в №43).
    Интересен тот факт, что расчет численности населения края разительно отличался от берзиновских выкладок. Общая численность населения к 1947 г. определена в 392 тысячи человек, из них вольнонаемное население – 152,1 тыс. человек, местное коренное население – 18,6 тыс., колонисты – 10,9 тыс., заключенные – 210,4 тыс. человек. Понятно, что, по расчетам команды И. Ф. Никишова, заключенные в Даль-строе к 1947 г. должны были составить 54 % населения, без учета бывших заключенных. Берзин же рассчитывал на стопроцентное вольнонаемное население к 1947 г. Тогда, в 1937 г., Берзин представлял государственную позицию. В 1941 г. были уже другие реалии.
    Например, касательно транспортной проблемы в «Основных положениях...» отмечалось: «Таким образом, в проектируемом отрезке времени уже сложившиеся внешние транспортные связи края не подвергнутся сколько-нибудь принципиальным изменениям, по-прежнему сохраняя «островное» положение районов деятельности Дальстроя в отношении основных промышленных районов»27. О строительстве железной дороги в документе не упоминалось. Начальник Дальстроя И. Ф. Никишов рапортовал Л. П. Берия, что рассмотрен новый проект третьего пятилетнего плана, что этот план отвечает общим задачам промышленного и транспортного освоения Северо-Востока СССР, «устраняет диспропорции, сложившиеся между различными отраслями хозяйства». Однако капитальные вложения на третье пятилетие, например, по таким отраслям, как гражданское строительство и местная промышленность, составляли соответственно всего 10 % и 0,8 %28. Это не «устраняло диспропорции», но все же обеспечивало дальнейший рост добычи золота.
    Э. П. Берзин мог думать и о вольнонаемных кадрах, и о повышении семейности, и о строительстве железной дороги, имея среднее содержание золота в песках на промывке пром-приборами около 19,31 г/куб, м (1938 г.)29. Это огромная цифра. В 1946 г., например, среднее содержание было почти втрое меньше – около 6,83 г/куб, м. И с каждым годом оно становилось все меньше и меньше. В настоящее время золотодобывающие предприятия ценят содержание золота и в 1-2 грамма на кубический метр. Безусловно, Берзин и те, кто добывали золото в 1930-е годы, что называется, «снимали сливки» зачастую хищническими способами – это станет определяющей чертой дальстроевского «золотого менеджмента». На этом золоте вырастут первоклассные геологи мирового и союзного значения, так сказать, корифеи, на этом золоте вырастут дальстроевцы-управленцы.
    Кадровые чистки. В 1937 г. на временное исполнение обязанностей Э. П. Берзина был назначен старший майор госбезопасности К. А. Павлов. В Магадан он приехал 1 декабря 1937 г. вместе с новым прокурором Л. П. Метелевым и другими новыми руководителями – начальником УНКВД по Даль-строю старшим лейтенантом госбезопасности В. М. Сперанским, начальником Севвостлага полковником С. Н. Гараниным, начальником политчасти по Дальстрою полковым комиссаром Ю. Г. Гаупштейном.
    Э. П. Берзин, уезжая в отпуск, по всей видимости, чувствовал, что может последовать после такой кардинальной смены руководства. Его арестовали на станции Александров 19 декабря 1937 г. как организатора и руководителя «Колымской антисоветской, шпионской, повстанческо-террористи-ческой, вредительской организации». Список лиц на 139 человек, подлежащих суду Военной коллегии Верховного Суда СССР, был послан Сталину Ежовым 27 июля 1938 г.30 Среди 139 человек были А. С. Бубнов, П. Е. Дыбенко, Н. В. Крыленко, В. И. Межлаук, Я. Э. Рудзутак, В. Я. Чубарь. Расстрел утвердили И. В. Сталин и В. М. Молотов.
    После отъезда Берзина в Магадан прибыла специальная «московская» бригада в составе чекистов: капитана госбезопасности М. П. Кононовича, старшего лейтенанта госбезопасности М. Э. Каценеленбогена (Богена), лейтенантов госбезопасности Л. А. Винницкого и С. М. Бронштейна. Бригада была подчинена начальнику УНКВД по Дальстрою В. М. Сперанскому, однако фактически руководство ее деятельностью возлагалось на начальника Дальстроя К. А. Павлова. За короткий период его руководства высший и средний слои дальстроевских управленцев были практически полностью обновлены.
    Павлов Карп Александрович (1895-1957) работал в органах ОГПУ-НКВД Северного Кавказа, Сибири, Азово-Черноморского края. В органах ВЧК – с 1918 г. Первоначально работал следователем и заведующим следственной частью Казанской, Самарской и Уфимской губернских ЧК. Позднее возглавлял Гомельский, Ставропольский, Грозненский и Таганрогский отделы ГПУ, Шахтинское и Пятигорское ГПУ. В 1932-1937 гг. – заместитель полномочного председателя ОГПУ по Восточно-Сибирскому краю, начальник УНКВД Красноярского края, заместитель начальника УНКВД Азово-Черноморского края, нарком внутренних дел Крымской АССР. С 21 декабря 1937 г. – начальник Дальстроя. Простудился во время наводнения осенью 1939 г.; 5 сентября 1939 г. выехал на спецлечение в Москву и на Колыму уже не вернулся. Позже он работал заместителем начальника Гулага, а с августа 1941 г. – начальником Главного управления оборонительных работ. Генерал-полковник (1945). Летом 1946 г. был уволен по болезни. В 1948– 1949 гг. – начальник Волгодонстроя МВД, потом вторично уволен по болезни на пенсию. В ночь на 18 мая 1957 г. покончил жизнь самоубийством.
    Павлов, сугубо военный человек, глубоко верил в ценности советского общества. Он искренне стремился к тому, чтобы как можно больше добыть золота. За 1938-1939 гг., то есть при Павлове, уровень золотодобычи продолжал расти: в 1938 г. было добыто 61,9 тонны, в 1939 г. – 66,3 тонны металла31. Для Павлова добыть золото значило не просто отрапортовать – делал он это с большим желанием и жестко наказывал за невыполнение плана. Приказы его назывались «оперативные», и Дальстрой оказался к войне готов, мобили-зационно готов.
    Телеграмма. С конца 1930-х годов начали складываться непростые отношения между руководством Хабаровского края, куда с 20 октября 1938 г. входила территория будущей Магаданской области (кроме Чукотского национального округа)[Чукотский национальный округ до 18 мая 1951 г. относился к Камчатской области, затем был выделен и передан в непосредственное подчинение Хабаровскому краю.] и дальстроевцами. Руководители Хабаровского края решительно позиционировали себя в отношениях с руководством Дальстроя. В 1939 г. хабаровскому руководству принадлежала главная роль в создании Колымского округа и, следовательно, в образовании окружных партийных и советских организаций.
    Вопрос о нормально функционирующих партийных и советских органах на территории Колымы возникал постоянно. Еще при революционном составе Дальстроя, в апреле 1937 г., в Магадане состоялась третья межрайонная партийная конференция треста «Дальстрой». Были приняты решения, признающие существующую структуру партийного ру-, ководства на Колыме не обеспечивающей внутрипартийную демократию. Перед вышестоящими органами был поставлен вопрос о создании на Колыме уставных партийных организаций и общепринятых форм советского строительства. Берзин тогда отрезал: «Мое личное мнение таково, что Колыме нужна парторганизация порядка военной организации. Будет ли Политуправление – это было бы неплохо, но оно должно быть чисто военного оттенка»33.
    Политуправление в Дальстрое было создано в мае 1939 г. Его первым начальником назначили полкового комиссара С. К. Моренкова. Организация Политуправления была связана с общей реорганизацией гостреста «Дальстрой». По всей видимости, он уже с 28 апреля 1937 г. стал подчиняться Экономическому совету СНК СССР, пришедшему на смену упраздненному с этого времени СТО СССР. 4 марта 1938 г. гострест «Дальстрой» был передан в ведение НКВД СССР и реорганизован в Главное управление строительства Дальнего Севера, оставив за собой сокращенное название – Дальстрой. 20 октября 1938 г. его территория административно вошла в состав Хабаровского края. Вследствие происшедшей передачи, а также того, что деятельность партийных и советских органов на территории Дальстроя была сильно ограничена, Хабаровский крайком ВКП(б) предпринял попытку создания новой административно-территориальной единицы – Колымского округа.
    Образование Колымского округа и связанные с ним события вызвали жесткое противостояние между начальником Дальстроя К. А. Павловым и начальником Политуправления С. К. Моренковым, между хозяйственными и партийными органами. Каждый гнул свою линию, обвинял друг друга в срыве выполнения плана. Даже на административном здании в центре Магадана красовались две вывески – Главного управления строительства и Политического управления. На уровне периферии это выразилось в борьбе руководителей Северного горнопромышленного управления Даль-строя – начальника СГПУ Фролова и начальника Политуправления СГПУ С. В. Маркова.
    Колымский округ Хабаровского края, с центром в населенном пункте Магадан, образован 14 июля 1939 г. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР. В Магадан, согласно этому указу преобразованному в город, прибыла группа партийных работников, активно принявшихся за дело. Были организованы действующие партийные органы, и уже 5 августа 1939 г. Оргбюро ВКП(б) по Колымскому округу рассмотрело вопрос об определении деятельности управления «Дальстрой» в связи с организацией Колымского округа34. Были приняты решения изъять из Дальстроя несвойственные ему функции и сделать его горнопромышленным главком со специализацией по добыче цветных металлов. Под «несвойственными функциями» прежде всего понимались функции, связанные с деятельностью партийных и советских органов на территории края, а также широкие функции Дальстроя, которые предлагалось урезать и передать соответствующим министерствам и ведомствам: авиация, флот, торговля, снабжение, здравоохранение, культурно-бытовое строительство и т. д.
    В ответ на решения Оргбюро ВКП(б) по Колымскому округу уже 13 августа 1939 г. в Магадан пришла упоминавшаяся выше телеграмма И. В. Сталина, осуждавшая создание Колымского округа и соответствующих окружных советских и партийных органов. Освобождение Дальстроя от руководства гражданской и политической жизнью Северо-Востока и превращение его в обычное производственное управление Сталин называл схематичным и нежизненным и подчеркивал: «Дальстрой – комбинат особого типа, работающий в специфических условиях, и эта специфика требует особых условий работы, особой дисциплины, особого режима»35. Все было возвращено на свои места. Округ просуществовал лишь полтора месяца36.
    По существу, это важное событие – образец сталинской политики воспитания кадров. Сталин показывает местному руководству, что их решения ничего не значат. Тем не менее тот факт, что Хабаровску удалось провести через Верховный Совет РСФСР решение о создании округа, дает представление, во-первых, о реальных возможностях местных партийных организаций даже в условиях чисток 1937-1938 гг. принимать инициативные конкретные решения, то есть определенным образом влиять на центральную власть; во-вторых, это свидетельствует о слабости руководства Дальстроя после проведенных чисток. Старые связи были разрушены. Начальник Дальстроя К. А. Павлов навсегда покинул Колыму. Возможно, свою роль сыграла при этом и история с Колымским округом.
    Иван «Грозный». В ноябре 1939 г. вступил в должность новый начальник Дальстроя комиссар государственной безопасности III ранга Иван Федорович Никишов. Начался отсчет нового периода в истории края. В «Советской Колыме» сам Никишов так рассказывал о своем назначении: «ЦК ВКП(б) и лично тов. Сталин послали меня в Хабаровск в органы государственной безопасности. Работа была тяжелая и серьезная. Надо было ликвидировать последствия вражеского руководства – крепить и восстановить органы НКВД, очистив их от врагов народа, сделать боеспособными для охраны интересов советского народа. По-видимому, и с этой работой я справился неплохо. В связи с болезнью товарища Павлова меня вызвал нарком тов. Берия, и вскоре я был принят лично товарищем Сталиным. Товарищ Сталин спросил меня:
    – Поедешь на Колыму?
    – Поеду, товарищ Сталин.
    – Ас охотой поедешь?
    Я подумал, как бы ответить так, чтобы не показалось напыщенным:
    – Я, товарищ Сталин, охотно выполню всякое партийное задание. Меня интересует всякое большое дело, поэтому я и поеду охотно»37.
    Этот рассказ, напечатанный в главном печатном издании Дальстроя, показывает отношение руководства страны и самих управленцев к колымской земле. Сталин лично принял И. Ф. Никишова; он всегда беседовал с руководителями, отправляющимися на Колыму. Хабаровск по сравнению с Колымой предстает куда более привлекательным местом для Никишова. Сталин понимал, что Колыма воспринималась новым руководителем как ссылка.
    НикишовИван Федорович (1894-1958) окончил сельскую школу. С 13 лет работал пастухом, батраком, а затем в Царицыне – грузчиком и извозчиком по найму. С января 1915 г. служил в царской армии на германском фронте – рядовым, унтер-офицером. Награжден Георгиевскими крестами I и IV степени. С июля 1918 г. в Красной Армии, участник Гражданской войны. В 1924 г. переведен в пограничные войска НКВД, служил на границе с Персией. В 1937-1938 гг. – начальник Управления пограничных и внутренних войск Азербайджанской ССР, начальник внутренних и пограничных войск НКВД по Ленинградской области. С ноября 1938 г. по октябрь 1939 г. – начальник УНКВД по Хабаровскому краю. С 19 ноября 1939 по 25 декабря 1948 г. – начальник Даль-строя. Генерал-лейтенант (1945). Кандидат в члены ЦК КПСС в 1939-1952 гг.
    Никишов, участник Первой мировой и Гражданской войн, имевший царские и советские награды, был человеком смелым. В 1939 г. ему исполнилось 45 лет. За годы работы в Азербайджане, Ленинграде он приобрел большой управленческий опыт. На Колыме за ним закрепилось прозвище «Грозный».
    Он приехал, когда кадры Дальстроя в большинстве своем были разгромлены, а оставшиеся – запуганы. Мало осталось тех, кто начинал на Колыме еще в начале 1930-х годов. И никто не знал, чего ждать от нового руководства. С учетом ситуации, сложившейся во время руководства К. А. Павлова – истории с образованием округа, невыполнением плана, конфликтов между Главным управлением строительства и Политуправлением, Никишова ждали здесь с опаской.
    Никишов говорил: «Я отправлен как представитель ЦК ВКП(б), а не только как начальник Дальстроя, моя задача – не рубить, как варяг, направо и налево». Почему Никишов подчеркивал этот факт? Дело в том, что противоречия между партийными органами и Главком никогда не исчезали на Колыме, где и лагерь, и производство, и партия, и всё, всё, всё подчинялось начальнику Дальстроя. Сталин, чувствуя это и понимая, что после чисток К. А. Павлова необходимо стабилизировать ситуацию, сделал очень тонкий ход: он направил на Колыму не просто начальника Дальстроя, а представителя ЦК ВКП(б) – кандидата в члены ЦК (И. Ф. Никишов оставался кандидатом в члены ЦК до XIX съезда)! Этим ему был выдан мандат партии. Любой начальник Политуправления по всем партийным традициям и представлениям будет многократно ниже кандидата в члены ЦК.
    Никишов был жестким руководителем. К тому же в условиях военного времени и с учетом социального состава края ему надо было держать в узде и свое хозяйство, и своих подчиненных – руководителей. Большая часть его руководства пришлась на трудные для страны годы Великой Отечественной войны. Надо отдать этому человеку должное: Никишову действительно удалось стать в какой-то мере подлинным воспитателем дальстроевских кадров. Многие – уже после его ухода – критиковали его за отдельные моменты или за какую-нибудь «порочную практику», но он оставался для них символом золотой эпохи Дальстроя – их эпохи. Он был и умел быть и грозным, и мудрым, и шутливым; любил хорошо отдохнуть – и об этом ходили легенды. Никишов признавался, что иногда и сам слышал такие рассказы: «Вот мы в доме дирекции с комиссаром вместе выпивали. Комиссар частенько себе наливает (смех). Рассказывают, что дивизионный комиссар (Сидоров. – Авт.) 12 рюмок спирта сразу выпил. Ну, тов. Сидоров никогда 12 рюмок сразу не выпьет. Я за это могу расписаться (смех)»38. Сам он действительно любил отдохнуть, ввел за правило совместные выезды на дачу. Его поездки по трассе частенько превращались в настоящие попойки. После таких поездок долгое время по Управлению ходили различные слухи. При этом он был во всех смыслах профессиональным исполнителем.
    19 ноября 1939 г. И. Ф. Никишов приступил к исполнению обязанностей начальника Дальстроя. Первым заместителем его стал старший майор госбезопасности С. Е. Егоров (до этого заместитель начальника ГУЛАГа), начальником Политуправления Дальстроя – дивизионный комиссар И. К. Сидоров. Комбриг А. Ходырев был перемещен на должность второго заместителя Никишова, а весной 1940 г. его и вовсе откомандировали в распоряжение отдела кадров НКВД СССР. Сталину было важно стабилизировать обстановку после чистки высшего руководства Дальстроя в 1937-1938 гг.; руководящие кадры Дальстроя были укомплектованы новыми людьми.
    Романтики штурма Севера исчезли, на их место пришли новые люди, чья принадлежность к НКВД определяла характер мышления и деятельности. 20 ноября 1939 г. И. Ф. Ни-кишов собрал руководящий состав Дальстроя и четко определил цели и задачи дальнейшего развития. Он сразу всех успокоил, заявив: «Мы втроем не перевернем Колыму, а будем работать вместе с вами, кадры не будем перетряхивать». Фактически уже на второй день своей работы он изложил основные принципы организации работы, которые и определят развитие Дальстроя на многие годы вперед даже и после его ухода. Главный из них – стабильность. Ники-шов прямо говорил о том, что арестов среди руководителей больше не будет. Он договорится и с прокуратурой, и с трибуналом. Впервые тогда прозвучали – на колымский лад – его слова о выращивании кадров, о золотом фонде Дальстроя. В феврале, в докладной записке Берии, он напишет, что необходимо отказаться от завоза на Колыму случайных людей, авантюристов, родственников заключенных, любителей северной экзотики, что руководящие кадры, начиная с главного инженера, нужно подбирать еще более тщательно. Начальник Политуправления Сидоров сказал о том, что Политуправлению и политотделам пора найти свое место и не подменять хозяйственные органы; но не правы, по его мнению, товарищи, считающие политуправления ненужными – «без них невозможно».
    Никишов действительно был жестким. К тому же в условиях военного времени и при наличии определенного контингента ему следовало держать в узде и свое хозяйство, и своих подчиненных – руководителей. В трудные для страны годы Великой Отечественной войны, в самом ее начале, на Колыме было очень неспокойно, отсутствовала какая-либо информация о происходящем на фронте. Распространялись слухи, что Колыма будет отрезана, все умрут с голода, продовольствия не будет.
    Никишов умел разрядить ситуацию: «Начали запасаться – кто чем может и не только обыватели, не только какие-нибудь кумушки, но даже некоторые партийные люди, среди них есть и руководящие работники. Начали говорить о том, что японцы, мол, высадились в Гижиге, на Сахалине, в Охот-ске и скоро высадятся на Колыме. Потом перестали об этом говорить потому, что долго японцы не появляются на Колыме (смех). Надоело ждать японцев – решили сдать Колыму и Чукотку американцам в концессию. Вызов мой в Москву начали обсуждать: «А зачем он полетел?» Одни говорят: «Наверное, на фронт отозвали», другие: «За инструкцией полетел». А вот член партии Муратов со своим помощником Кобоком, оказывается, обсуждали, зачем я вылетел в Москву, и решили, что я поехал получить указание о передаче Чукотки американцам»39.
    При Никишове план стал смыслом существования в Даль-строе. Собственно, так было и раньше, но были возможны некоторые отходы в сторону, инициатива, идеи. Никишов поддерживал различные идеи, при нем причудливым образом развивалась местная промышленность. Начальник промкомбината Ясногородский задумал делать новые бурки на Колыме. Для этого была нужна вата. Никишов поддержал и заказал оборудование для ватного производства. Но все-таки он дышал планом, и все подчинялось главной задаче. Какими были его методы управления? Сила, жесткость, требование исполнения приказа. Часто он и не слушал, что там ему рассказывает. Например, тот же Ясногородский, грубо перебивал: «Стекло будет»? Тот отвечал: «Стекло будет. Вторично заявляю, что стекло будет на Колыме.. .»40. Вообще Никишов многое разрешал и поддерживал самые разные идеи подчиненных.
    Однажды Никишов заявил в докладе, что вот нужно развивать скотоводство на Колыме. И когда выступающий из Сусумана начал говорить о том, что, оказывается, у них опыт овцеводства имеется и т. п., начальник Дальстроя вставил свое слово:
    «– Да, у вас ведь там всего одна овца!
    – Пусть одна, но мы с ней работу вели. (Смех.)».
    Никишов добрел в таких случаях: «Правильно. Необходимо вести опыт над разведением на Колыме овцеводства»41.
    Такой источник, как протоколы заседаний научно-технического совета Дальстроя, дают основания полагать, что Никишов разбирался и сам вникал абсолютно во все вопросы. Конечно, действовал он в таких случаях, руководствуясь только планом. Перед ним стояли определенные задачи, и он мог заявить специалистам, например, при обсуждении проектного задания узкоколейной железной дороги Магадан-Палатка: «Меньше всего меня интересует стоимость проекта. Нам нужна дорога. Вы, проектировщики, скажите реальную возможность и минимальный срок проектирования, чтобы приступить к строительству»42. В этом смысле руководство Дальстроя не задумывалось об экономической эффективности проекта. Никишову нужна была дорога.
    Какими были его методы управления? Сила, жесткость, требование исполнения приказа. Каждый сезон по нескольку раз он собирал руководителей горных управлений и отделов и каждого допрашивал: «Что еще вам нужно для выполнения плана?»43. Если у кого-то в управлении дела шли неладно, он с поразительной настойчивостью докапывался до причин и еще не один раз спрашивал: «Имеется ли у вас полная уверенность в выполнении... плана?», на что обычно следовало: «Да, тов. комиссар, план будет выполнен»44. Интересен тот факт, что он знал наизусть многие свои приказы, они у него складывались в систему, и он эту систему хорошо понимал и знал, как она действует. И если он чувствовал, где кроется причина неудачных действий его подчиненных, он запросто мог спросить: «Вы приказы мои читаете?»45; когда отвечали: «Читаю» – спрашивал: а что сказано в таком-то приказе?
    Именно при И. Ф. Никишове Дальстрой достиг пика золотодобычи (см. табл. 3).
    Таблица 3. Основные технико-экономические показатели золотодобычи Дальстроя в 1940-1948 гг.
    Показатель 1940 1941 1942 1943 1944 1945 1946 1947 1948
    Вскрыша торфов м3 10,93 9,79 8,52 5,45 7,79 9,45 8,47 11,13 11,83
    Среднее содержание золота на промыв к е промпри-борами г/м3 11,1 9,1 10,1 9,8 8,2 6,4 5,7 5,1 5,2
    Коммерческая себестоимость 1 г, руб. 6,55 8,30 8,26 8,76 10,48 13,67 19,88 25,35 28,30
    Получено золота, т 80,0 75,8 74,4 70,1 70,4 69,5 52,2 41,2 43,6

    Как видно из данных таблицы, коммерческая себестоимость добытого золота увеличивалась, среднее содержание золота на промывке промприборами уменьшалось. Добыча золота с 80 тонн в 1940 г. рухнула до 41,2 тонны в 1947 г. – почти двукратное падение добычи47.
    Снят И. Ф. Никишов был, конечно, не по собственному желанию: Никишов представлял часть системы, и снят он был потому, что Дальстрой хронически не выполнял планы золотодобычи. Это было главным для государства: не создание нормальных условий жизни для людей, не насыщение территории населением – главным было золото, любой ценой золото, и он с этой задачей справлялся все хуже.
    За более чем девятилетний период руководства И. Ф. Ни-кишова, до декабря 1948 г., в Дальстрое укоренилась система личных связей руководящих работников. К концу 1940-х годов сложилась управленческая элита Дальстроя. Сталин непрерывно тасовал управленческие кадры, но для Дальстроя он делал исключения. Последующие начальники Дальстроя (И. Г. Петренко48, И. Л. Митраков49) вынуждены были считаться со сложившейся системой. Считались с Дальстроем и хабаровские руководители.
    В декабре 1948 г. И. Ф. Никишов выехал на материк. На пост начальника Дальстроя был назначен его заместитель Иван Григорьевич Петренко (1904-1950). Трудовую деятельность он начинал молотобойцем. Участник Гражданской войны. Член ВКП(б) с 1925 г. Работал слесарем паровозного депо, машинистом, а затем в партийных и советских органах. В 1934-1937 гг. – учащийся Транспортной академии им. Сталина (Москва). После учебы руководил железнодорожным строительством в Москве, Ленинграде, Комсомольске-на-Амуре.
    Его выдвижению придавали большое значение в Москве, рассчитывая на то, что он может как-то изменить ситуацию к лучшему. Об этом говорит личное письмо министра внутренних дел СССР Сергея Никифоровича Круглова. Это письмо дает возможность увидеть отношение руководства страны к Дальстрою и его руководителям. С. Н. Круглое писал: «Я решил Вам написать нижеследующее личное письмо и поделится с Вами своими мыслями». Далее он рассказывает о том, что Дальстрой хронически не выполняет план и ему, министру, за это достается. Вся надежда на Петренко!
    Круглов пишет: «Вы приступаете к руководству Даль-строем со старым управленческим аппаратом. К сожалению, я не был на Дальстрое и могу судить о кадрах работников Дальстроя по тем материалам, которые ко мне поступают, и по личным встречам с немногочисленным кругом работников, главным образом руководящими работниками, но, однако, мне кажется, я не ошибусь, если скажу, что кадры в Дальстрое в основном неплохие, хорошие кадры и желают по-большевистски драться за выполнение заданий Правительства. [...] Я хорошо себе представляю, что результаты работы Дальстроя в 1949 г. будут для нас с Вами своеобразным экзаменом, своеобразной проверкой и оценкой нашей деятельности, как государственных работников. [...] Шире и смелее опирайтесь на актив работников Дальстроя, советуйтесь с активом, прислушивайтесь к его голосу, поддерживайте и проводите в жизнь предложения, направленные на улучшение организации работ. Больше опирайтесь в работе на партийную организацию и политорганы. Держите тесную связь с МВД СССР. [...] Тысячи людей смотрят на Вас и присматриваются к Вам. Вся Ваша жизнь в Дальстрое на виду»50. Сам министр намекнул Петренко, что нужно опираться на местные кадры, ибо без них далеко не уедешь.
    Петренко, человек непосредственно из НКВД, своей деятельностью оставляет очень хорошее впечатление как компетентного в плане управления и в плане горной добычи руководителя. При нем начинается дражная добыча: во многом это именно его заслуга. Магаданский исследователь В. Г. Зеляк отмечает, что Дальстрой к этому времени уже технически существенно отставал по сравнению с другой крупнейшей организацией – Главзолото51. При Петренко были созданы свои конструкторские подразделения, чтобы Дальстрой мог преодолеть отставание по технологическому вооружению. Активизируется работа Всесоюзного научно-исследовательского института редких металлов. Становится меньше чрезвычайщины по сравнению с тем, что было, например, при Павлове или при Никишове. При И. Г. Петренко и И. Л. Митракове Дальстрою удалось стабилизировать ситуацию в основной отрасли. После критических показателей 1947 г. (41,2 т), в 1948 г. добыто 43,6 т, в 1949 г. – 52,4 т, 1950 г. –49 т, 1951г. –49,2 т, в 1952 г.– 49,1 т, в 1953 г.– 47,6 тонн химически чистого металла52. Дальстроевским управленцам удалось в конце 1940-х годов удержать темпы золотодобычи. Большинство руководителей работали в Дальстрое уже многие годы и хорошо знали особенности и специфику своей системы.
    Дальстрой имел поддержку на самом высоком уровне. В конце 1940-х годов секретарь партийной организации УМГБ на Дальнем Севере тов. Диденко обвинил ряд руководящих работников УМВД Дальстроя, Главного управления и Политуправления ДС в неправильном, антигосударственном отношении к работе на Дальнем Севере: они якобы затрудняли работу МТБ на Севере по борьбе с контрреволюцией. Заместитель министра внутренних дел В. Чернышов проводил в Магадане проверку по фактам, изложенным в письме. Он констатировал: «Считаю, что все запросы, поднятые в письме... являются неправильными, надуманными и не отражающими действительного положения дела с работой УМВД и Дальстроя МВД СССР». Более того, заместитель министра обратил внимание на то, что в Магадане «исключительно тяжелое положение с размещением аппарата Дальстроя и жилой площадью для сотрудников Дальстроя... они... размещены в исключительно тяжелых условиях на площади в 4–5 раз меньше, потребной для нормальной работы»53. На этом и закончилась проверка.
    Дальстрой существовал локально, и элита Дальстроя жила по своим законам. На фоне высокой сменяемости кадров, высшие должности занимали одни и те же люди. И хотя, например, начальники управлений Дальстроя часто менялись, а они входили в номенклатуру Министерства внутренних дел, тем не менее, за редким исключением, это были перемещения внутри Дальстроя. Из управления – в управление, повышение – понижение и т. д. Но своих же жестко наказывали за срыв плановых показателей или после различных инцидентов. Начальники управлений практически самостоятельно подбирали кадры и в этом процессе предпочитали, естественно, опираться на старых дальстроевцев.
    На 1 января 1953 г. в Дальстрое из 210 ставленников номенклатуры ЦК КПСС и МВД СССР 106 человек работали в Дальстрое более 10 лет. Дальстроевские управленцы были по-своему высокопрофессиональны. Дальстроевская психология – это психология органов госбезопасности, но с особым, колымским, наполнением. Жизнь сотрудников государственной безопасности была особой: они знали репрессивную машину изнутри, ощущение опасности, пограничности ситуации сильно влияло на психику и на поведение людей.
    Система управления, сложившаяся на Северо-Востоке России и связанная с деятельностью Дальстроя, носила экстремальный, специфический характер. Можно говорить о специальном режиме управления краем, где отсутствовали конституционно установленные органы государственной власти и где действовала власть Дальстроя – государства в государстве. Это и обусловило формирование специфики дальстроевской системы управления.
    К главным ее особенностям можно отнести: сверхцентрализацию управления; сосредоточение всей полноты властных полномочий в руках руководителя – директора (позже начальника) на всей территории Дальстроя и в руках начальников горнопромышленных управлений Дальстроя на периферии; широкомасштабное использование труда заключенных и связанное с этим подчинение лагерного сектора производственному на всех уровнях управления; полную независимость от всех учреждений и организаций СССР, непосредственную подчиненность СТО СССР, Экономическому совету при СНК СССР и НКВД СССР (с марта 1938 г.); выделение огромной территории деятельности в практически автономный, особый административный район; непосредственное осуществление государственных задач, связанных с решениями партии и правительства – проведением коллективизации, реконструкции хозяйства, улучшением культуры и быта коренных народов Севера; автономное руководство в использовании имеющихся ресурсов – водных, лесных (в 1932 г. все лесонасаждения в районе Колымы переданы в безвозмездную эксплуатацию гостреста)54; наличие собственных военнизированных подразделений, морского и речного флота, авиационных единиц и аэродромов; секретность, связанную с характером выполняемых работ (добыча золота), использованием заключенных, наличием протяженной государственной границы и охраной пограничной территории.

     
    версия для печати 

     

     
     
    Статью читали: 5079 раз
     
    Последние материалы  
       

    Общество

    БОЛЕЕ СЕМИДЕСЯТИ ЛЕТ ОТДАЛА МАГАДАНУ...
    Мэр Магадана Сергей Абрамов поздравил с 90-летним юбилеем ветерана Великой Отечественной войны, труженицу тыла Александру Петровну Курьянову.ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ
    24-09-2015, 10:45

    Образование. Наука

    ОПЕРАЦИЯ «ШКОЛА»
    В Магадане комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав в сентябре рассмотрела 11 административных дел в отношении родителей, уклоняющихся от обеспечения детей образованием.ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ
    24-09-2015, 10:45

    Культура. Искусство

    «ЛАДУШКИ» – В «ОКЕАН», МОДЭМ – В СЕВАСТОПОЛЬ
    Два творческих коллектива Магадана примут участие во всероссийских конкурсах. Фольклорный ансамбль лошкарей «Ладушки» вылетел во Всероссийский детский центр «Океан» в городе Владивосток, 31 учащийся «Детской музыкальной школы» столицы Колымы примет участие во Всероссийском фестивале-конкурсе «Моя федерация».ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ
    24-09-2015, 10:45
     

    Наш город

    Безопасный город
    Противопожарное состояние объектов образования, культуры, спорта, социальной поддержки в Магадане значительно улучшилось.ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ
    24-09-2015, 10:44
       
       
    Магаданское время  
       

    ДВА НОВЫХ СВЕТОФОРА
    24-09-2015, 10:45
    В рамках программы «Повышение безопасности дорожного движения» в Магадане в 2015 году установлены два светофора.

    В Магадане готовятся отметить День пожилого человека
    24-09-2015, 10:44
    Мероприятия проведут учреждения управления культуры, образования, социальной поддержки семьи и молодёжи мэрии Магадана.

    «ВЕЛОСИПЕД» ДОЕХАЛ ДО ФИНАЛА
    24-09-2015, 10:43
    Команда КВН «Велосипед», представляющая Магадан, прошла в финал Центральной Тихоокеанской лиги Международного Союза КВН.

    ФСБ БЫСТРЕЕ ВСЕХ
    24-09-2015, 10:42
    Сотрудники Управления ФСБ России по Магаданской области стали лучшими в соревнованиях по легкоатлетическому кроссу, посвященных 70-летию Победы в Великой Отечественной войне.

    КАК ВЫЛЕЧИТЬ ОТ БЕСПЕЧНОСТИ?
    24-09-2015, 10:39
    В магаданской поликлинике у беспечного пациента похищены документы и деньги.

    ПОМОЩЬ ПОДОСПЕЛА ВОВРЕМЯ
    24-09-2015, 10:39
    Очередную спасательную операцию провели 19 сентября 2015 года сотрудники Пожарно-спасательного центра Магаданской области в районе бухты Светлая.

     
     
     
     

     

     © © 1996-2007 "Вечерний Магадан"

     



    При перепечатке ссылка на газету обязательна.

    Разработка, поддержка
    Информационное агентство "Колыма-Информ"

    685000 г.Магадан, пр. Карла Маркса, 40
    Тел./факс: (4132) 620478
    e-mail: evenmag@citylink.ru

    Отдел рекламы:
    Тел./факс: (4132) 627456
    E-mail: paul_5@rambler.ru